Кривая судьба «Прямых инвестиций»

Управляющую компанию «Прямые инвестиции», обслуживающую 240 домов в Адмиралтейском районе, приобрел и возглавил неуловимый молодой человек, отбывающий условный срок за хранение наркотиков. Бывший владелец считает себя настоящим и заявляет, что никогда не подписывал документов, передающих контроль над фирмой. Сегодня генеральный директор ходит на работу мимо охраны, выставленной его оппонентом, а кредиторы фирмы лишены возможности получить по счетам.

Управляющую компанию «Прямые инвестиции», обслуживающую 240 домов в Адмиралтейском районе, приобрел и возглавил неуловимый молодой человек, отбывающий условный срок за хранение наркотиков. Бывший владелец считает себя настоящим и заявляет, что никогда не подписывал документов, передающих контроль над фирмой. Сегодня генеральный директор ходит на работу мимо охраны, выставленной исполняющим обязанности его процессуального противника, а кредиторы фирмы лишены возможности получить по счетам.

В конце ноября 2014 года у ООО «Прямые инвестиции» возникла необходимость скорректировать данные в ранее поданной налоговой декларации. Инспекция корректировку не приняла, так как она была, по мнению инспекции, подписана ненадлежащим лицом. Татьяна Мельникова, единственный, как она считала, участник общества, уточнила, в чем дело, и получила сюрприз. «Как нам сообщили в налоговой инспекции, 14 ноября в регистрирующий орган были поданы документы, в соответствии с которыми уставной капитал общества, который до этого был равен 10 000 рублей, увеличился до 40 000 рублей, причем в состав учредителей с 75 % капитала был введен новый участник — Павел Тимофеев. Он же назначен генеральным директором вместо Саттора Саидова». Под документами присутствовала подпись самой Татьяны Мельниковой. Практически это означало, что Мельникова отныне выброшена из бизнеса без права голоса.

«Разумеется, я ничего подобного не подписывала, – заверила корреспондента «Фонтанки» Татьяна Мельникова, – я не намеревалась увеличивать уставной капитал, вводить в состав участников совершенно неизвестного мне человека, менять генерального директора. Это подлог». Произошедшее охарактеризовала кратко: «Рейдерский захват». Перед офисом «Прямых инвестиций» встала охрана, выставленная бывшим главным инженером, а ныне представителем нового директора Борисом Беловым.

Журналист, удивленный возможностью таким незамысловатым и даже примитивным образом поменять собственника и руководителя немаленькой управляющей компании, попытался связаться с Павлом Тимофеевым. Этого сделать не получилось. Адвокат Шоги Фаттахов, представляющий интересы ООО «Прямые инвестиции» под руководством Тимофеева, в этом помочь не смог: не позволила адвокатская этика. Он любезно согласился передать просьбу журналиста о комментарии, но генеральный директор не перезвонил. Жаль, так как «Фонтанка» хотела поинтересоваться историей успеха: каким образом никому неизвестный, не достигший 30-летнего возраста мужчина, до этого не возглавлявший никакой организации и не занимавший заметного поста ни в коммерции, ни на государственной службе, зато имеющий бонус в виде трех лет лишения свободы условно за незаконный оборот наркотиков, смог возглавить «Прямые инвестиции».

На сегодняшний день в «Прямых инвестициях» обязанности генерального директора исполняют сразу двое. Татьяна Мельникова, которая по-прежнему считает себя единственным участником ООО, возложила эти обязанности на себя. Павел Тимофеев, как говорит адвокат Фаттахов, приказом возложил исполнение своих обязанностей на бывшего главного инженера «Прямых инвестиций» Бориса Белова.

Павел Тимофеев, если верить очевидцам, не фантом, а реально существующий человек. Борис Белов рассказал журналисту, что лично с ним встречался, и Тимофеев, предъявив ему документы, убедил в своей легитимности. Белов согласился возглавить предприятие: «С тех пор, как  Саттор Саидов возглавил «Прямые инвестиции», ничего хорошего на предприятии не происходило. Он сам уже полгода отсутствует, по решениям судов долг «Прямых инвестиций» – около 33 миллионов рублей». Чем лучше новый директор, без известной бизнес-истории, зато с практическими навыками в криминальной области, Белов не объяснил.

Сейчас у дверей «Прямых инвестиций» стоит частная охрана, выставленная от имени генерального директора Тимофеева, которая, однако, после увещевания полицией, пропускает на работу сотрудников гендиректора Мельниковой. Счета общества, как сообщила «Фонтанке» юрист предприятия (по версии Мельниковой) Наталия Бердинская, заблокированы.

«Как только было обнаружено, что в учредительные документы внесены подложные сведения, нами было подано заявление в полицию с требованием установить виновных и привлечь их к ответственности, – утверждает Наталия Бердинская, – кроме того, в арбитражный суд подано исковое заявление о признании недействительным внесения изменений».

Специалистами «Экспертного центра Северо-Запада» документы изучены, и в результате сравнения подписей Татьяны Мельниковой на поданных от её имени документах, расширяющих состав участников общества, и её же подписей на других документах сделан вероятностный вывод, что автографы на спорных бумагах «выполнены, вероятно … другим лицом от её имени».

После вопроса о том, кто мог покуситься на её фирму, Татьяна Мельникова предложила журналисту обратить внимание на почти одноименное ООО – «УК «Прямые инвестиции», владельцем и руководителем которого является Леонид Климковский. По словам Мельниковой, он ещё летом проявлял интерес к её фирме, а сейчас активно участвует в попытках захватить управление. Татьяна Мельникова не считает случайностью, что несколько месяцев назад Климковский приобрел ООО «Энерго-Сервис» и переименовал в «УК «Прямые инвестиции».

«Это полный бред», – прокомментировал свое возможное участие в смене власти в ООО «Прямые инвестиции» генеральный директор ООО «УК «Прямые инвестиции» Леонид Климковский. Как он объяснил корреспонденту, планировалось сотрудничество почти одноименных компаний в области клининга, то есть уборки придомовой территории. Сотрудничество не сложилось, а наименование осталось. С новым же владельцем, Павлом Тимофеевым, он даже не знаком.

Учитывая максимально возможный 30-суточный срок, в течение которого правоохранители должны принять процессуальное решение по заявлению Татьяны Мельниковой, в ближайшие дни станет ясно, будет ли ситуация развиваться как «спор хозяйствующих субъектов», или же будет возбуждено уголовное дело.

Первоисточник материала:  http://www.fontanka.ru/2014/12/15/144/